В Ленобласти и Белоруссии могут появиться общие поисковые отряды

Они будут совместно заниматься поиском солдат, погибших в ВОВ.

Читайте также
В Смольном передумали строить транспортную развязку к «Экспофоруму» на местах воинских захоронений

Ленинградская область и Белоруссия могут создать общие поисковые отряды. Объединить усилия Александр Беглов предложил президенту Александру Лукашенко.

С точки зрения экспертов, обе территории объединяет сопоставимый масштаб поисковых работ. Бои велись фактически по всей Ленинградской области и Белоруссии. Но в России поисками могут заниматься общественные организации, а в соседней стране за все операции отвечает Министерство обороны. Распределением техники и рабочей силы там занимается 52-ой отдельный спецбатальон. Как будет происходить процесс общего финансирования и кто может контролировать поиски – остается вопросом. Российских поисковиков спонсируют частные благотворители, нередко из бизнес-кругов, плюс достаточно активно выделяются гранты. При этом главная проблема поискового движения обеих стран – не деньги, а нехватка волонтеров.

Председатель совета «Поискового движения России» в Ленинградской области Евгений Халамов Помощь от государства, безусловно, есть, только она не в том виде, в котором ее хотят видеть многие поисковики, скажем так. У нас многие хотят, чтобы им дали денег, и они уже этими деньгами распоряжались так, как они посчитают нужным. Государство, естественно, на это не идет. Есть грантовая поддержка, грантовые конкурсы. Те отряды, которые имеют юридические лица — они могут участвовать в этих грантах и на эти деньги они покупают то, что им нужно, вплоть до автотранспорта. Проблема в том, что многие поисковики этим заниматься не хотят.

В прошлом году «Поисковое движение России» провело 1,5 тыс. экспедиций, в которых участвовали почти 40 тыс. человек. В Ленобласти самые активные работы ведутся в Кировском районе. Фронт работ поисковики оценивают по-разному. По мнению одних, за 30 лет существования движения проделана колоссальная работа, и сейчас обнаружить останки в районе Невского пятачка уже практически невозможно. Другие приводят статистику: ежегодно отряды находят примерно 20 тыс. солдат и офицеров. То есть, около полумиллиона за все время – эта цифра несопоставима с миллионами пропавших без вести в годы войны. Однако стоит учитывать, что многие бойцы все же были погребены. И если раньше первой задачей волонтеров были работы на местах сражений, то сейчас речь идет о восстановлении утраченных захоронений.

Руководитель поисковой организации «Северо-Запад» Илья Дюринский Захоронения, санитарные и боевые, создавались везде, где двигалась линия фронта. Они были одиночные и на какое-то количество человек (на 10, на 20, на 100, на 1000), они были облагорожены, существовали приказы о том, чтобы поддерживать это в определенном состоянии. Но после войны они пришли в негодность, потому что исчезли пирамидки разные из нестойких материалов (фанеры, дерева), все это заросло травой и лесом. В 50-60 годы должны были эти захоронения [перенести] на крупные воинские мемориалы. Многие из них были перенесены частично, либо формально по документам, а на самом деле не были перенесены в силу разных причин, некоторые просто не нашли подробных карт, в администрациях не существовало этих воинских захоронений.div>

По мнению опрошенных поисковиков, проблема так называемых черных копателей в России за последние годы сошла на нет. Однако накануне в Западном военном округе сообщили, что обнаружили в Петербурге схрон снарядов времен Второй мировой. По версии военных, боеприпасы рядом со Старо-Пановским кладбищем могли спрятать нелегальные археологи. Обнаруженные мины и ручные гранаты вывезли на полигон для дальнейшего уничтожения.

Источник: businessfm.spb.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.